Новости-N
Google

Новостной порталНовости мира

Кто хочет уничтожить одного из крупнейших в Украине производителей металлопластиковых окон?



Конфликт вокруг николаевского предприятия «Конкордпласт 2000», расположенного по ул. Гмырева, 8-Ж, принимает все более широкие масштабы.

Вчера состоялась пресс-конференция, на которой один из соучредителей изложил свою позицию в этом конфликте.

И уже сегодня сайт «Фейсньюз» опубликовал большую статью, в которой изложена позиция второго собственника.

Предлагаем ее к просмотру нашим читателям.

 

* * *

 

Большинство серьезных, «глобальных» конфликтов разыгрываются именно вокруг собственности. В борьбе за собственность даже лучшие друзья становятся подчас злейшими врагами. А когда речь идет о больших деньгах и тысячах квадратных метров, в ход идут самые жесткие, хитрые и далеко не всегда законные методы.

Кто хочет уничтожить одного из крупнейших в Украине производителей металлопластиковых окон?
Почти год в Николаеве длится война за предприятие «Конкордпласт 2000» на ул. Гмырева, 8-Ж. 29 ноября на предприятии проходил обыск в рамках уголовного производства, открытого по заявлению Андрея Кривохижи — владельца 50% уставного капитала предприятия.

Казалось бы — конфликт корпоративный. Зачем обычному читателю, как говорится, туда лезть и во что-то вникать? Однако конфликт, прямо скажем, уже принял радикальные формы и вышел далеко за рамки словесных переговоров и прений в судебных инстанциях. Нечто подобное николаевцы могут видеть в остросюжетных фильмах, однако фильмы — это почти всегда выдумка, а то, что происходит на протяжении года на территории и вокруг предприятия — сущая реальность.

На предприятии говорят о том, что это уже не первая атака на завод, и что уголовное дело и проводящиеся в его рамках обыски и прочие действия — не что иное, как часть схемы по «отжиму» предприятия одним совладельцем у другого. Мы решили разобраться, что происходит на заводе «Конкордпласт» и в чем суть конфликта.

 

Бизнес двух друзей: все «по-братски»

 

«Конкордпласт» начинался как бизнес двух друзей — Владимира Приходько и Андрея Кривохижи. Они знали друг друга с детства, выросли в одном дворе. В 1993 году Кривохижа стал крестным отцом сына Приходько.

После развала Советского Союза, в смутные времена начала 90-х, Владимир Приходько, будучи от природы человеком предприимчивым, начал заниматься бизнесом. Вначале, как и все, «челночил» - ездил в Румынию, Польшу.

Затем открыл небольшой столярный цех. Купил маленький домик в микрорайоне «Абиссиния». Деньги на его приобретение, а также последующий ремонт, дали его родители. Они же профинансировали покупку всех необходимых материалов для работы цеха: станков, пиломатериалов и т. д.

Партнером по бизнесу предложил стать закадычному другу, а теперь уже и куму Андрею Кривохиже, который на то время работал обыкновенным официантом в ресторане «Парус» и жил более чем скромно. Предложил, прямо скажем, «по-братски» - все пополам, 50:50. Столярка начала потихоньку развиваться — делали в основном балконные рамы, двери.

В 1995 году у Алены, жены Владимира Приходько, в России умерла мать. Семья решила на какое-то время туда уехать. Бизнес, который на то время уже был отлично налажен, оставили Андрею Кривохиже, чтобы он работал и имел какую-то «копейку» на жизнь. Ему же оставили новенький автомобиль. Приходько же в России занялся поставками леса и тоже неплохо в этом деле преуспел.

В 2001 году супруги Приходько вернулись в Николаев. По приезду выяснилось, что бизнес, оставленный Кривохиже, успешно развалился, столярка не работала.

Поднимать все пришлось с нуля. Очень пригодились деньги, оставшиеся с продажи в России квартиры покойной мамы. Все они — ни много ни мало 50 тыс. долларов — были вложены в николаевский бизнес.

Очень скоро Владимир заметил, что стремительную популярность набирают металлопластиковые окна. Почувствовав перспективу, Приходько решил развивать новый бизнес в этом направлении. Друга, естественно, взял с собой — куда же без него? Учредили новое предприятие - «Конкордпласт». И снова все «по-братски» - 50:50. При этом 50 процентов уставного капитала, которые внес Кривохижа, были деньгами Приходько.

Постепенно появились и подходящие помещения — в здании цеха бывшего завода «Никонд». Эти помещения они приобрели с торгов в 2004-2005 годах. Идею покупки подсказала мать Владимира Приходько. Она работала на заводе и директор посоветовал: сейчас проводится аукцион, и если есть финансовая возможность, хоть какая-то, поучаствуйте — может быть, получится купить.

Родители Владимира Приходько продали едва ли не все, что у них на тот момент было — дачу в селе Зайчевское, два земельных участка в селе Пересадовка, дом в Гурьевке с большим земельным участком, а также цех, который перед этим был на «Абиссинии», и даже свою «девятку». Эти все накопления сложили и купили цех. Помещение было не в лучшем состоянии — голые стены и крыша. С установкой окон, разумеется, вопрос не возник, а все остальное нужно было основательно приводить в порядок.

Развив обороты и поднакопив денег, поняли, что этого здания уже недостаточно. Тогда и решили купить большие помещения на ул. Гмырева 8-Ж. Те самые, которые в нынешнем году оказалось в эпицентре скандала.

Появились станки-автоматы, автоматические линии. Все это удалось приобрести за последние лет восемь. Инвестировала, опять-таки, семья Приходько — уже с тех денег, которые удалось заработать.

В 2008-2009 году у Андрея Кривохижи начались проблемы со здоровьем. Года два он лечился в зарубежных клиниках, в Германии, в Николаев даже не приезжал. Лечение и пребывание друга за границей, опять-таки, оплачивал Приходько, и обошлось ему это, по его словам, в сотни тысяч долларов.

После лечения Андрей Владимирович вернулся в Николаев. Однако, судьба-злодейка преподнесла очередной сюрприз: во время посещения ночного клуба «Иллюзион» произошел конфликт, в ходе которого Кривохиже сломали ногу — именно ту, которую так долго лечили в Германии. «Вытаскивать» пострадавшего из райотдела опять-таки приехал друг — Владимир Приходько. Дальше вновь лечение за границей — два года. И вновь все расходы взял на себя друг.

Лечение закончилось примерно в 2013 году. Но и после лечения Андрей Кривохижа появляться на предприятии не спешил. Некоторое время он находился в Италии, где живет его бывшая жена со старшей дочерью. И даже когда был уже в Николаеве, увидеть его на заводе было сложно. Доходило до того, что представители завода ездили к Кривохиже домой, чтобы он, как соучредитель и директор, поставил свою подпись. Два раза Приходько даже был вынужден летать к нему в Италию, когда Кривохижа находился там с бывшей супругой, чтобы тот подписал документы.

ООО «Конкондласт», по сути, само никогда не производило продукцию. Продукция выпускалась другим юридическим лицом, к которому Кривохижа никогда не имел отношения. «Конкордпласт» просто сдавал в аренду имущество и помещения. Кривохижа это знал, так как сам подписывал договоры аренды зданий и оборудования. Участвовать в сложном производственном процессе Кривохижа не мог, так как постоянно лечился, да и не хотел, так как боялся ответственности, которая может наступить в результате ведения хозяйственной деятельности. В итоге бизнес Кривохижи, как соучредителя и директора, сводился лишь к тому, что он зарабатывал на сдаче в аренду имущества. Как директор он распоряжался деньгами, полученными от аренды, приобретал дорогие автомобили. В 2014 году приобрел новый «Лэнд Крузер» за 105 тыс. долларов, иномарку «Ниссан» для своей жены. Буквально два года назад купил мотоцикл «Харлей Дэвидсон». Не оставлял без внимания и ближайших родственников: купил своей сестре «Тойота Камри» и ВАЗ 2109. И его это вполне устраивало.

Сам же завод это всегда был другим юридическим лицом, с другими учредителями, что опять же было хорошо известно Кривохиже. Завод разрастался, коллектив увеличивался, приобреталось новое оборудование, но уже самим заводом. Оборудование Конкордпласта морально устаревало, в то время как завод, который исправно платил аренду и зарабатывал деньги, модернизировался. По всей видимости, именно в этот момент у Кривохижи возникли намерения захвата предприятия к которому он не имеет отношения.

Андрей Кривохижа вновь появился на Конкордпласте — на этот раз не один. 17 января 2018 года он пришел в окружении каких-то молодчиков и с тремя женщинами, которых назвал бухгалтерами. На территорию его, естественно, пропустили — он соучредитель «Конкордпласта». Только в этот раз он зашел не сам, а провел с собой всю эту группу и принялся вместе с ней изымать документы. Воспрепятствовать в этом ему мог только второй соучредитель — Владимир Приходько, но на заводе в тот момент его не было.

Все, что им было нужно, они изъяли и ушли. Как выяснилось позже, пропало значительное количество документов как по предприятию «Конкордпласт», так и по другим предприятиям, к которым Кривохижа не имеет отношения. А через некоторое время появилось решение Кривохижи, проведенное у Вознесенского регистратора, которым Кривохижа вывел из состава учредителей ООО «Конкордпласт 2000»... Владимира Приходько! Говоря юридическим языком, было совершено преступление, ответственность за которое предусмотрена Уголовным Кодексом. Однако данный факт всячески утаивается органами досудебного следствия, а дело не расследуется. Так «лучший друг» в один момент стал единоличным собственником ООО «Конкордпласт 2000».

«Они изъяли оригиналы учредительных документов, на основании учредительных документов провезли незаконное собрания, привезли данный протокол регистратору и он просто сделал то, что у него просили, - рассказал Владимир Приходько. - Позже это решение было признано незаконным и отменено Хозяйственным судом. По данному факту я обратился в правоохранительные органы, на основании моего заявления о совершении преступлений предусмотренных ст. 205-1, ч.3 ст. 206-2, 364-1 УК Украины, было зарегистрировано криминальное производство 42018151190000029 от 13.04.2018 по факту совершения преступления предусмотренного ст. 358 ч. 1 УК Украины, которое в дальнейшем было закрыто. Обстоятельства моего заявления перекручены органами досудебного следствия. Сейчас дело находиться в ГСУ НПУ у Николаевской области, где умышленно не расследуется».

После такого недружественного, прямо скажем, визита Кривохижи на предприятие, Владимир Приходько решил обсудить с партнером — зачем он это делает? На встрече тот не мудрствуя поставил фактически ультиматум: дай мне 2 миллиона долларов и я оставляю предприятие в покое. Владимир Приходько резонно возразил: за такие деньги он сам «оставит предприятие в покое». На том и расстались.

В феврале была осуществлена вторая попытка захвата предприятия. В этот раз Кривохижа пришел с теми же людьми, но уже в сопровождении полиции.

На заводе провели обыск. Его проводили следователи и оперативные работники Ингульского РОВД — на основании надуманного заявления Андрея Кривохижи, что семья Приходько «мошенническим путем» завладела его имуществом. Успехом обыск не увенчался. И уже следующей ночью во дворе частного дома в микрорайоне Варваровка, где живет семья Приходько, взорвалась боевая граната.

По этому факту была вызвана полиция. Однако дело возбуждать не стали — это, дескать, мелкое хулиганство. У вас же никого не убили. Все живы, здоровы — значит, все в порядке. Вот убьют — тогда приходите.

Андрей Кривохижа, в свою очередь, также заявил о нападении — дескать, неизвестные несколько раз ударили ножом. На вопрос о ранах ответил, что был в бронежилете. Вслед за нападением последовал еще и гроб с фотографией.

Затем была провернута новая схема — по тому же адресу, где находиться «Конкордпласт-2000», Кривохижей было зарегистрировано другое предприятие, которое он купил «на улице» в месте с подельниками – ООО «Дизайн-Центр Алвас» (Код 20880865), и осуществлена попытка нелегальным путем переписать на него все активы с использованием правоохранительных органов, которые в результате безосновательного обыска должны были передать на ответственное хранение данному юридическому лицу оборудование и помещения. Данный план не удался, поскольку по результатам обращения Приходько в Генеральную прокуратуру дело передали для дальнейшего расследования в Киев, где не было заинтересованных сотрудников правоохранительных органов.

25 мая 2018 года на предприятии произошло самое крупное за всю его историю ЧП — пропала связь с серверами, которые обеспечивали на предприятии все производственные процессы. Как позже оказалось, исчезли и сами серверы, которые находились у провайдера. Когда начали разбираться, выяснилось, что из «Дикого сада» их забрал Андрей Кривохижа, пользуясь тем что договор был оформлен на него. Забирая данные сервера, Кривохижа действовал с одной целью — остановить завод.

По словам Владимира Приходько, сервера — это сердце завода. Там хранится вся бухгалтерская и управленческая документация, клиентская база, информация о каждой операции, сопровождающей каждый заказ. Программа для расчетов, IP-телефония, настройки станков — все было на этих серверах. Кроме того, серверы контролировали и производственные функции, поскольку все процессы на заводе компьютеризированы.

«Пришлось нам тогда тяжело. Фактически, мы были отброшены в 2007 год. Только тогда мы выпускали 100 окон в день, и это можно было делать вручную. А наша нынешняя мощность — 1000 окон в день, - вспоминает Владимир Приходько. - И представьте, каково это — принимать заказы вручную, оформлять и разносить бухгалтерскую документацию вручную. И сами окна тоже делать вручную: станки на программном обеспечении не работали. Остановились на месяц».

Интересно, что примерно за час-полтора до того, как серверы перестали контролировать на заводе процесс, Андрей Кривохижа пытался шантажировать Владимира Приходько, отправляя на его телефон СМС-ки в стиле «Я не хочу приходить к грубым действиям, давай будем что-то решать». И буквально через час-полтора он забрал серверы.

Сейчас производственный процесс на предприятии обеспечивают новые серверы, разработано новое более совершенное программное обеспечение и, во избежание дальнейших инцидентов, оформлены официально на компанию производителя окон, которая арендует помещения и часть оборудования «Конкордпласта».

29 ноября 2018 года новый виток войны за завод: на предприятии вновь прошли обыски, только теперь уже они были одновременно в нескольких местах. Не только на рабочих местах, но и дома. Сотрудники полиции пришли в дом к самому Владимиру Приходько, его сыну Денису, к начальнику службы безопасности Олегу Ивлеву, директору ООО «Вигранд» Олегу Лебедю и адвокату Глебу Михайлову. Определение на проведение обыска дал Центральный районный суд города Николаева. При этом, когда читаешь определение суда, то понимаешь, что основания для проведения обыска нет в принципе. Обыск проводился на основании только показаний Кривохижи о его домыслах, что кто-то хочет переоформить имущество. Не хочется комментировать действия суда и правоохранительных органов — оценку им будет дана в дальнейшем вышестоящими инстанциями. Как и следовало ожидать, в результате обыска не было найдено никаких «мифичных» документов.

«То, что обыски у нас у всех проводились одновременно, я считаю, было сделано для того, чтобы все руководители, которые в таких условиях могли принять какое-то решение или распоряжение, на тот момент на предприятии отсутствовали. Чтобы никто не мог ничего сделать, кроме Андрея Кривохижи, который числится владельцем 50%, - убежден Владимир Приходько. - Обыск начался с нарушением действующего законодательства без предъявления документов на проведение обыска. Самим обыском руководил судя по видео записям сам Кривохижа».

По словам Владимира Владимировича, Кривохижа на заводе не появлялся, его работой не интересовался. Когда он лечил ногу, он, естественно, не работал, ему помогали, и своих денег на эти цели он не тратил. Возникает логичный вопрос: к чему тогда эти обыски? Что случилось? Почему старый друг вдруг начал себя так вести?

«В 2014 году экономическое положение предприятия ухудшилось. В связи с известными всем событиями мы потеряли всю клиентскую базу в Крыму и на Донбассе. Как патриот Украины, я принял решение помочь обороноспособности Украины, бесплатно выполнил работы по остеклению бронетанкового завода, активно помогал финансово и товарами ребятам, которые находятся в зоне АТО. Оплаты за продукцию, которая поставлена на территорию Крыма и Донбаса до начала печальных событий, мы не получили. В 2017 году мы продали дом и два гектара земли в России, принадлежащие моей жене и сыну. Все вырученные деньги — 150 000 долларов были — потрачены на оплату долгов перед поставщиками. Пришлось урезать свой и аппетит моего соучредителя: его желания явно не совпадали с его финансовыми возможностями. Но Кривохижа нашел выход. Начал оформлять заказы на установку окон, брать за это деньги у людей. Заказы, естественно, выполнял завод, однако деньги до предприятия не доходили. По факту, это было не что иное, как хищения. Подготовлено и подано заявление в суд, но данное дело также не расследуется органами Национальной Полиции Украины», - говорит Владимир Приходько.

Сейчас предприятие готовит иск к Андрею Кривохиже на 2,2 млн - именно на такую сумму было выполнено заказов, деньги за которые так и не были перечислены на предприятие.

  

«Производственный процесс был сорван»

 

В 2011-2012 годах помещения и оборудование завода «Конкордпласт» были сдано в аренду предприятию «Викра», а затем и «Вигранд». Договоры подписывал лично Кривохижа.

По словам адвоката Глеба Михайлова, представляющего интересы завода, есть видеозаписи и дела, возбужденные по факту хищения ряда документов, в том числе и с предприятия «Викра». Это притом, что Кривохижа является соучредителем и владельцем 50% корпоративных прав только ООО «Конкордпласт-2000». К другим предприятиям, которые на сегодняшний день осуществляют там свою деятельность, он отношения не имеет.

Следует учитывать и еще один важный фактор — износ оборудования. Есть постановление Кабинета Министров, согласно которому срок амортизации такого оборудования — пять-семь лет. С 2007 года прошло 11 лет. Соответственно, по факту это — металлолом. Разумеется, те предприятия, которые с 2011-2012 года работают на территории «Конкордпласт», а это «Викра», затем «Вигранд», стали приобретать новое, современное оборудование и приобретали его уже за свой счет. И именно оно сейчас находится на территории по ул. Гмырева 8-Ж.

«То есть, получается, на сегодняшний день Кривохижа и Приходько являются совладельцами корпоративных прав на одно юрлицо, которое по сути является балансодержателем и собственником зданий и оборудования. Однако люди работают на ООО «Вигранд», оформлены там, получают зарплату там. И это и есть то предприятие, которое нынче производит и остекляет окна и утепляет наши дома. Разумеется, у «Вигранда» есть собственное оборудование, есть материально-техническое обеспечение в виде компьютерной техники. Потому что та компьютерная техника, которая была передана «Конкордпластом»… Компьютер 2007 года. Как на них можно работать сейчас?», - объясняет адвокат.

Другими словами, оборудование, на котором на сегодняшний день работает «Вигранд», состоит из нескольких частей. Основное оборудование приобретено уже ими самими. «Вигранд» - современное предприятие, на котором большинство процессов компьютеризированы. В условиях конкуренции и постоянного изменения условий спроса, оно не может себе позволить работать на старом оборудовании. При этом аренда, которую «Вигранд выплачивает «Конкордпласту», отнюдь не маленькая — на тот момент, когда Кривохижа был директором, на счет предприятия за аренду оборудования поступило более 16 млн гривен. И пусть Кривохижа объяснит как директор где данные денежные средства.

Стоит отметить еще одно важное обстоятельство. Договор аренды был заключен в тот период, когда директором «Конкордпласта 2000» был именно Андрей Кривохижа. И все последние шесть лет никаких возражений с его стороны по этому поводу не было.

  

«Будем стоять до последнего»

 

А что же говорят сами работники предприятия? На чьей они стороне? Чтобы получить ответ на этот вопрос, наши корреспонденты побывали на заводе.

Все сотрудники, с которыми нам удалось пообщаться, говорят, что работой своей довольны и отстаивать свой завод и свое рабочее место будут до последнего. Разумеется, мы спрашивали и об их отношении к последним событиям, в эпицентре которых оказался завод и очевидцами (и в какой-то мере жертвами) которых стали рабочие.

Оказалось, что даже из тех, кто работает на предприятии уже давно, Андрея Кривохижу если и видели, то один-два раза. Как рассказал и.о. начальника производства Михаил Луценко, о том, что на предприятии есть некий второй владелец, он слышал только в разговорах. Но лично его он не знал и впервые увидел только спустя год своей работы на руководящей должности.

«Я уже проработал полтора года здесь, в руководящем составе. Я даже не знал, кто этот человек. С Владимиром Владимировичем (Приходько – прим.авт) я был уже давно знаком, на протяжении всего года с ним плотно общаюсь. А кто такой Андрей Владимирович, я не знал и в глаза его никогда не видел», - говорит Михаил Луценко.

И.о. директора по производству помнит, какими проблемами для завода обернулась пропажа серверов, которые изъял, как позже выяснилось Андрей Кривохижа.

«Это повлекло за собой полную остановку всего производства. У нас все компьютеризировано, все станки автоматические, они все работают напрямую с сервером, - рассказал наш собеседник. - После изъятия этих серверов все пришлось считать вручную. Мы потеряли из-за этого много специалистов, производство остановилось. Это, в свою очередь, привело к дестабилизации коллектива».

Михаил Иванович уверен, что если подобная ситуация повторится, работники будут давать отпор.

«Наш коллектив будет отстаивать свои права и в любом случае мы никого сюда не пустим, потому что это наш хлеб. Тем более, коллектив немаленький – свыше 300 человек. И Николаеву выгодно, чтобы такие предприятия работали. Это рабочие места для людей, налоги в бюджет», - считает и.о. директора по производству.

Николай Дзюба, мастер производственного участка, работает на предприятии уже 12 лет – с 2006 года. О предприятии отзывается просто: работа хорошая, на зарплату не жалуется. Приехал в Николаев из села и с женой и ребенком снимает квартиру. За все это время был лишь один момент, когда пришлось засомневаться в том, сможет ли он работать здесь дальше.

«Весной начались какие-то проблемы, что мы почти месяц без работы были, даже не знали, будем мы работать или не будем. Пару дней назад тоже произошли какие-то непонятки, хотели сервера захватить, я так и не понял. Но понял одно: если отстоим наш завод, то без работы не будем. Если здесь что-то произойдет, будем стоять до последнего», - говорит Николай.

Он слышал, что завод пытается захватить второй собственник. Но если одного собственника – Владимира Приходько – он знает очень хорошо и видит часто, то Андрея Кривохижу, по его словам, последний раз видел уже очень давно – года четыре назад.

«У нас получился то ли рейдерский захват, то ли налет. Мы вышли обороняться, - рассказывает Надежда Александровна, водитель автопогрузчика. - Потому что хотели прорваться и забрать завод. Это было уже неоднократно. Уже однажды забрали сервер, мы два месяца восстанавливались».

«Нам, людям честным и добросовестным, нужна работа. Обмана со стороны нашего руководства мы не наблюдаем. Зарплату нам выплачиваем вовремя, трудимся мы как положено. Если еще раз придут, будем защищаться», - решительно заявляет женщина.

Сложившуюся ситуацию нам прокомментировал и начальник службы безопасности компании «Вигранд» Олег Ивлев. В данной должности он работает уже около восьми лет.

«В начале года была попытка рейдерского захвата нашего предприятия людьми, которые пришли вместе с Андреем Владимировичем Кривохижей. С ними была какая-то юридическая компания из Херсона, неизвестные лица, которых Кривохижа привел на предприятие и сказал, что они теперь здесь будут все охранять. Было изъятие документации нашего предприятия. При этом собственник, Приходько Владимир Владимирович, поставлен в известность об этом не был», - рассказал начальник службы безопасности завода.

В конце весны и в начале лета завод и вовсе оказался на грани выживания.

«Наша компания осталась без программного обеспечения. Как потом выяснилось через несколько часов, серверы нашего производства, которые находились на «Диком саде», были изъяты Кривохижей Андреем Владимировичем. Завод практически остановился, потому что все программное обеспечение было изъято с этими серверами, - рассказывает Олег Евгеньевич. - Процесс восстановления был очень трудный. Многие, наверное, даже разуверились здесь, что завод запустится. Было потеряно много клиентов, много времени в сезон, в который мы должны были работать. Были потрачены огромные средства и силы на восстановление».

После этого все вроде бы успокоилось. Но 29 ноября на завод пришли следователи, причем по всем признакам складывалось впечатление, что проходит целая спецоперация.

«У меня дома, в моей семье – не знаю, из каких побуждений – проходили обыски, одновременно проходил обыск у директоров, у адвоката, который ведет наше предприятие. И когда пришли люди на завод с обысками, естественно, никого из руководства здесь не было. Наши сотрудники службы безопасности, которые здесь были, просили следователей и оперативную группу подождать прибытия кого-либо из руководства или хотя бы уполномоченного лица. Но следователи ждать не стали. Они вторглись на завод, зашли в бухгалтерию», - делится наш собеседник.

Не дожидаясь окончания обыска у себя дома, Олег Ивлев приехал на завод и увидел картину: работники полиции вместе с адвокатами и самим Андреем Кривохижей обыскивают бухгалтерию.

«После этого они решили пройти в серверную – как они мне говорили, для осмотра данного помещения. Это меня сильно насторожило, потому что, я помню последствия изъятия серверов в прошлый раз, - рассказал Олег Ивлев. - Мы начали диалог со следственно-оперативной группой, с руководством УВД области по поводу того, чтобы не позволить изъять этих серверы. Мы предоставили следствию доступ к серверам, предоставили нашего программиста, который показывал им все, что они захотят».

Они все осмотрели, был составлен протокол. Следственно-оперативные действия закончились, участники процесса подписали все документы.

«Но когда все участники процесса выходили из помещений, к заводу подъехал микроавтобус, в котором находились люди в балаклавах. Они были одеты в черную форму, на головах были каски. Мы заявили об этом работникам полиции, которые еще не успели покинуть предприятие. Полиция не отреагировала. Мы начали с ними диалог, после этого люди начали выбегать из микроавтобуса, бросать по кустам щиты, палки, оружие, которое у них находилось».

Наблюдая за этим, начальник службы безопасности завода позвонил на линию «102». На место вызвали спецподразделение «Тор».

«В этом автобусе я лично видел заготовки топорищ, больше пяти. Были держаки от лопат, рулон колючей проволоки, стяжки для связывания рук, балаклавы. Две дымовые шашки, газовые баллончики, полицейские резиновые дубинки. У каждого сотрудника, который там находился, были рюкзаки. И когда следственно-оперативная группа их разбирала, мы видели, что люди подготовились и ехали не на час и не на два. Там было сменное белье, провиант», - рассказал начальник службы безопасности завода.

По словам Олега Ивлева, на предприятии сильно обеспокоены тем, что в последнее время вокруг него происходит. И если в конфликте уже оказались задействованы вооруженные люди – проще говоря, боевики – «малой кровью», скорее всего, здесь уже не обойдется.

Сейчас активные действия несколько стихли. Завод перестало лихорадить, он работает, выпускает продукцию, которая расходится по всей Украине. Люди получают зарплату. Однако, на предприятии все настороже — от директора до простого рабочего. Люди понимают, что этим дело не закончится. Война продолжается — будут новые атаки, новые попытки захвата. Чем все это закончится? Люди полны решимости отстаивать свои рабочие места, если надо — то и силой. Однако, есть опасения, что такие «боевые действия» в конце-концов могут подорвать экономическую базу предприятия, которая пока еще достаточно прочная. Что будет тогда? Более трехсот человек останутся без работы. Государство и город потеряют часть налогов, которые они исправно получали. А на ул. Гмырева появится еще несколько «мертвых» зданий.

Кому это выгодно?

Поделиться:
 




Комментарии к этой новости заблокированы